Ключевые теги

Реклама

новости партнёров

Архив сайта

Реклама

Эволюция процессов по защите прав лингвистических меньшинств в Европе

Добавлено: 18-03-2016, 16:30     Автор: admin     Категория: Бюджетный комитет, Рейтинги регионов

Эволюция процессов по защите прав лингвистических меньшинств в ЕвропеРазделы: Размещена 02.02.2016. Последняя правка: 20.02.2016. УДК 81.26 Предыдущую свою работу я посвятила вопросам систематизации причин вымирания малых языков. Описав этот феномен, изучив динамику его тенденций, выявив основные его причины, а также предложив несколько теоретически возможных вариантов уменьшения риска исчезновения, я решила подробно изучить путь эволюции протекционизма лингвистических меньшинств в Европе, регионе, наиболее славящемся своей толерантностью и уважением в отношении различных социальных групп. Остановила свой выбор на Европе по ряду причин. Во-первых, на мой взгляд, именно европейским странам удалось на сегодняшний день обеспечить наибольшую относительную безопасность лингвистическим меньшинствам своего региона. Во-вторых, исторические изменения, происходившие в Европе последние полтысячелетия, подробно документированы, и большое количество достоверного исторического материала (на английском и русском языке) доступно для анализа вопроса. И, в-третьих, считаю, что изучив динамику процесса в «образцово-показательной» (но далеко не свершенной) Европе, мне будет легче перейти к анализу проблемы в других, менее передовых в этом отношении, регионах.

Из большинства исторических документов «ранней» Европы следует, что «официальная» защита языковых меньшинств в Европе - относительно недавнее явление. Несмотря на то, что голоса в пользу терпимости и защиты малых языковых групп в Европе начали звучать еще до формирования современных форм государственности в регионе. Решения, принимаемые различными странами для защиты языков национальных меньшинств, существенно различались по социальным и политическим причинам. Процесс защиты малых языков в европейской истории протекал нестабильно, озабоченность властей вопросами лингвистики начала существенно расти лишь в последние полтора века. Данная статья по своей сути это исторический анализ прогресса в защите лингвистических меньшинств, начиная с позднего средневековья и до наших дней, на основании материала собранного из разных источников. Цель работы заключается в формировании представления об эффективности, либо неэффективности, тех или иных инициатив. Для упрощения восприятия, предлагаю рассмотреть юридические и политические меры, принимаемые Европейскими странами, для поддержания своих малых языковых групп разбив их по временному принципу. В работах многих Европейских специалистов по истории лингвистики (Ф. Виллар, Р. Виейтез, П. Вердагуер) имеются данные свидетельствующие о том, что развитие международной правовой защиты национальных меньшинств (равно как и их языкового своеобразия) в Европе, началось в середине семнадцатого века, с защиты некоторых религиозных меньшинств соглашениями Конгресса Вестфалии 1648года. Принимая эту дату в качестве отправной точки, эволюция защиты языковых меньшинств может быть разделена на пять исторических периодов.

За эти периоды, протекция малых языковых групп была интегрирована во многие международные договоры, в форме пунктов обеспечивающих защиту местных сообществ, чьи религиозные, культурные и социальные устои отличались от тех, что практиковались большинством населения страны. Простым примером начала таких процессов можно назвать Оливское Соглашение 1660 года, когда Римско-католическое сообщество Восточной Ливонии попало под протекцию Шведского королевства. В 1812 году начался второй этап эволюции, когда международные соглашения начали включать пункты в пользу национальных меньшинств, дающие им право не только на протекцию от третьих стран, но и не ущемляющие их свободы в целом. Ранними прецедентами стали ссылки на автономию сербов в Бухарестском договоре 1812 года, а также поляков, в решении Венского конгресса 1814-15 годов.

Первая мировая война внесла свои коррективы в развитие процессов защиты меньшинств, выявив несовершенство механизмов, вырабатывавшихся на протяжении более двух столетий. Поэтому третья стадия эволюции началась после окончания войны с того, что в мировые соглашения, подписанные в 1919 году в Париже, были включены пункты, обязывающие страны защищать национальные меньшинства Центральной и Восточной Европы; Лига наций стала важным элементом контроля над повсеместным исполнением принятых решений. Логическим продолжением эволюции стал конец Второй мировой - четвертая стадия, в которой часть обязательств Лиги была передана вновь созданной Организации Объединенных Наций. Этот новый этап, добавил ко всем ранее имевшимся элементам, еще и защиту со стороны Совета Европы – региональной организации, действующей в интересах всех стран континента.

И наконец, последний этап, длящийся по сегодняшний день, начался с падения Берлинской стены и активным подключением к процессу Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). Прохождение через описанные выше пять эволюционных этапов, на мой взгляд, сформировали законодательную базу, в определенной мере обеспечивающую защиту прав, свобод и ценностей большинства народов, населяющих Европу сегодня. Но так как эти этапы относятся к вопросам национальных меньшинств в целом, а лингвистическая составляющая это лишь часть темы, для простоты понимания и более краткого изложения, логичнее объединить пять этапов, в три большие группы. И о каждой рассказать подробнее. Следует отметить что, работа по защите лингвистических меньшинств в Европе не сводилась исключительно к редактированию норм международного права. Существенную роль играли локальные законы, конституционные нормы, активное участие принимали различные институты, такие как церковь, например, включая культурные центры и образовательные учреждения, относящиеся к ней. На последнем этапе, в основном в силу возрастания роли меньшинств, к этому процессу подключились политические партии, профсоюзы и социальные движения. Первый этап.

Несмотря на то, что формирование международного права в области лингвистики в регионе, условно, началось с середины семнадцатого века, краткий исторический экскурс в эволюцию защиты лингвистических меньшинств стоит начать с шестнадцатого века, периода гуманизма и развития реформаторских религиозных течений. К тому времени языковой профиль континента был уже довольно хорошо очерчен, и почти не отличался от современного. Большинство языков, распространенных в Европе, были потомками различных групп индоевропейской лингвистической семьи. На юге и западе от Альпийских гор (Галия, Италия, Иберийский полуостров) доминировала Романская группа языков, к северу от Альп и на Британских островах распространеннее была Германская группа. Балтийская группа была там же где и сейчас, и ощущала существенное влияние со стороны Германских языков с запада, и мощной Славянской группы языков с востока.

Под сильным давлением, также, оказались Албанские и Греческие языки и, тем не менее, все они смогли сохраниться, несмотря на влияние Индо-Европейских языков. Особо стоит выделить сохранение Баскского языка, на котором тогда говорило ничтожно малое количество людей. Конечно, с тех пор многое изменилось в части распространения языков и популяции его носителей. Данный период внес существенные коррективы в лингвистическую географию. Три фактора сыграли в этом важную роль: консолидация национальных королевств, реформы и изобретение печатного станка. Консолидация национальных королевств, особенно в Западной Европе, была крайне важна для укрепления одних языков в ущерб другим, в основном по политическим причинам.

Кроме того, теперь требовалось гораздо больше усилий для того, чтобы признать и поддержать существование лингвистических меньшинств, в пределах нового государства. Особенно учитывая активную стабилизацию политических систем и жесткую фиксацию границ. Наличие языкового разнообразия в пределах одного государства воспринималось с неодобрением, и порой трактовалось как создающее условия для сепаратизма. При этом лингвистические группы, получившие политическую поддержку, гораздо серьезней укрепляли свои позиции по отношению к иным, пусть даже доминирующим сообществам. Реформы же, наоборот, оказали сильное влияние на поддержку многих европейских малых языков. К примеру, споры между римским католицизмом и Восточным православием привели к появлению «национальных» церквей, настроенных против универсализма диктуемого Римом. Кроме того, и католики, и протестанты, были полны желанием перевести Священное писание на локальные языки и использовать его в литургии и вероисповедании, что также способствовало укреплению позиций лингвистических меньшинств. И наконец, изобретение печатного станка Гутенбергом в 1445 году, позволило намного быстрее и обширнее распространять письменный материал, поддержав коммуникацию на разных языках, несмотря на политические факторы.

Некоторые авторы описывали лингвистическую ситуацию того периода как «трехстороннюю». Первая часть «лингвистической географии» принадлежала латыни, которая была практически единственным переносчиком культуры и языка религиозной и дипломатической деятельности того периода. Несколько веков спустя, латынь потеснил французский язык. Вторая часть принадлежала некоторым «сильным» национальным языкам (испанский, французский, английский, шведский и др.) которые были объединены в новообразованных национальных королевствах и использовались как инструмент их укрепления.

И наконец, третья часть – это остальные языки, на которых говорили в этих королевствах, но которые не были официально признаны со стороны властей, хотя широко использовалась в бытовой социальной или религиозной жизни населения. «Трехсторонняя» модель была особо распространена в Западной Европе, в то время как в многочисленных зонах Центральной и Восточной Европы язык национального меньшинства, (немецкий), играл доминирующую роль в культурной и экономической жизни. Немецкий язык использовался наряду с латынью (в венгерских и польских королевствах), или с другими языками, используемыми в религиозных обрядах (например, старославянским и арабским на Балканах, при Османском правлении). А поскольку консолидация национальных королевств Восточной Европы была более слабой, процесс официального утверждения национальных языков проходил крайне медленно, и в основном религиозными, а не политическими методами. - первое направление настаивало на принудительном внедрении определенного национального языка в новых государствах, с последующим вытеснением латыни и всех мелких региональных лингвистических групп. Например, Указ Виллерс-Коттеретс - сделавший Французский язык официальным в 1539 году, Акт Союза Англии и Уэльса - лишивший Уэльский язык статуса официального в 1536 году, а также деятельность короля Филиппа Пятого по насаждению Испанского языка в Каталонии. - второе отражало позиции лютеранских реформаторов, и частично Тридентского Собора, базирующиеся на гуманистских взглядах Эразма Роттердамского, о равноправии всех Христианских языков, вне зависимости от степени распространенности.

История показывает что, первое направление оказалось сильнее, и благодаря ему ряд языков, получив статус официального, существенно усилил позиции. Тем не менее, языки подвергнутые репрессии сохранились, искоренить их полностью так, и не удалось. Второй этап эволюции начался в девятнадцатом веке. Он способствовал существенным изменениям в судьбе малых народов Европы в целом, и малых языков в частности. После Французской революции возникло новое восприятие чувства национальной принадлежности с политической точки зрения. Это не могло не отразиться на состоянии различных языковых групп в странах региона. Французская концепция всенародного единства, равно как и немецкая концепция единения культур, в высшей степени способствовали объединению населения во всех сферах жизнедеятельности, и язык стал инструментом этого единения. В результате доминирующее положение национального языка, существенно укрепившись, должно было в конец подкосить миноритарные лингвистические сообщества.

С течением времени, на волне энтузиазма питаемого чувством патриотизма, искусственный процесс унификации наций преобразовался в естественно текущий, добровольный, инерционный процесс, и утеря самобытности малых социумов выглядела неизбежной. Однако именно в этот период, благодаря тому что, угроза полной утери самобытности стала чётко и ясно вырисовываться в сознании национальных меньшинств, она начала вызывать массовые недовольства и привлекла к себе внимание новоиспеченных правительств. А так как цель объединения нации, по мнению властителей, не обязательно должна была достигаться путем уничтожения самобытности и культуры малых групп, по всей Европе начали приниматься меры по перегруппировке людей говорящих на иных языках в малые политические единицы внутри государственных границ. Это не влияло на единство нации, но способствовало повышению уровня лояльности этих групп. Импликация данного подхода в Германии и Франции способствовала дальнейшему распространению методики по всей Европе девятнадцатого века. Также стоит отметить изменения в отношениях между религией и языком происходившие в тот период. Если к лингвистическим меньшинствам в шестнадцатом и семнадцатом веках обычно относились терпимо, то религиозные меньшинства подвергались повсеместному преследованию. Однако с девятнадцатого века отношение к религиозным меньшинствам начало меняться в лучшую сторону, и им оставалось только адаптироваться к искусственной языковой унификации.

В целом, эти изменения в отношении религии, были предвестниками начала процесса по формированию общеевропейской системы защиты прав меньшинств, неотъемлемой частью которого является протекция лингвистических меньшинств. Эти механизмы в праве появятся немного позже, с образованием концепции современного европейского правового государства, и постепенно выйдут на первый план в межъевропейском праве, оттеснив религиозные вопросы. Следует отметить, что в большинстве государств того периода, тенденции к универсализации языка всё еще сохранялись. Имеющая мощную инерцию бюрократическая машина, при идеологической поддержке либералов и националистов не могла сменить курс в одночасье. Единая система обязательного образования и единые стандарты в армейской службе оказали особо сильное влияние на лингвистические меньшинства девятнадцатого века, так как охватывали широкие слои населения. Активное сопротивление этому могла оказать только церковь, но её влияние в тот период уже существенно ослабло. Тем не менее, привлеченного к этой проблеме внимания хватило, чтобы включить защиту меньшинств в конституционное законодательство Швейцарской конфедерации (Конституция кантона Берн – 1831 год, Фрибург – 1857 год и Валаис – 1907 год), Федеральную Конституцию 1874 года, Конституцию Великого Герцогства Люксембург 1868 года, Базовые Законы Австрии 1867 года, а также законодательство Финляндии и Норвегии. Наконец, третий этап начался после окончания Первой мировой войны, предзнаменовав заключение международного соглашения, в котором лингвистические права определенных национальных меньшинств Центральной и Восточной Европы подпадали под протекторат Лиги наций.

Эффективность этого нового, для того времени, инструмента защиты, уже на стадии его принятия вызывала сомнения. Но, несмотря на критику и неоднозначные высказывания властей некоторых восточно-европейских стран в адрес этой инициативы, следует отметить, что принятые Лигой законы по защите национальных меньшинств обеспечивали наиболее полную протекцию, когда-либо внедренную в Европе, вплоть до наших дней. И то, что система перестала функционировать с началом Второй мировой войны, не говорит о её нежизнеспособности. Скорее причиной было неудачное стечение обстоятельств. Под защитой Лиги наций, в период между двумя мировыми войнами, начались активные изменения в конституционных законах многих стран Европы, в части уважения лингвистических особенностей национальных меньшинств. К примеру, Финляндия и Ирландия придали официальный статус ряду малоиспользуемых на тот период языков (например, Гаэльскому и Норвежскому), Бельгия приняла законы сбалансированного двуязычия в стране, даже Испания положительно решила вопрос Баскского и Каталонского языков (правда уже в 1936 году диктаторский режим генерала Франко всё отменил). Последовавшие следом ужасы Второй мировой заставили человечество иначе взглянуть на вопросы прав человека и человеческого достоинства. Особо глубокие впечатления были связаны с Холокостом.

По идее, этот эмоциональный порыв должен был пойти на пользу национальным меньшинствам и привести к принятию новых законов обеспечивающих еще большую их защиту. Однако, в первые несколько лет после окончания войны, были приняты прямо-противоположные решения, которые сильно ударили по достигнутым Лигой наций результатам. Дело в том, что европейское сообщество пришло к выводу, что одной из причин Второй мировой стал национализм, взращенный на идеях самобытности и исторической самоидентификации. И в качестве меры по борьбе с этим явлением, было принято решение начать процессы по формированию однородной Европы и воспрепятствованию образования сильных национальных групп. С этой целью, для унификации, по всей Европе было перемещено свыше 20 миллионов человек. Вопрос, безусловно, касался сильных наций, таких как немцы и итальянцы, но на фоне этих масштабных изменений сильно пострадали права малочисленных народов, которые и не могли претендовать на роль гегемона, но оказались в общем котле. Пост-военный пыл спал в пятидесятых и голоса национальных меньшинств начали слышаться всё активней.

Общество опять начало задумываться о национальных ценностях, и о том уроне наследию, который сулила унификация. Существенную защиту, согласно международному праву, в тот период удалось получить лингвистическим меньшинствам Аландских островов, Южного Тироля, Триеста, словенцам и хорватам Австрии. Кроме того, Франция, ФРГ, Дания, Италия, Бельгия, Финляндия, Ирландия и Швейцария начали процессы возврата к довоенным законам протекции миноритарных лингвистических групп. Принятая в 1950 году Европейская конвенция по защите прав человека и основных свобод включала пункты по защите национальных меньшинств. Что в свою очередь повлияло и на лингвистические меньшинства. А утвержденный в 1966 году Международный пакт гражданских и политических прав, в главе 27, уже на прямую, и на международном уровне, прописывал протекцию именно лингвистических меньшинств. Первые два десятилетия второй половины двадцатого века, в целом, можно назвать эпохой бурного возрождения национального самосознания нацменьшинств Европы. Вплоть до конца семидесятых, по всей Европе, регулярно возникали новые локальные очаги нестабильности. Большинство этих конфликтов были на национальной почве.

Достаточно упомянуть лингвистические конфликты в Бельгии и Южном Тироле, Северной Ирландии, стране Басков, Каталонии, Шотландии, Корсике и пр. чтобы понять, что проблема носила общеевропейский характер. В результате активной борьбы малых групп, дабы снять напряжение, многие правительства шли на уступки, и большинство из этих конфликтов способствовали принятию поправок в конституциях, которые обеспечивали защиту прав миноритарых лингвистических групп. Существенная поддержка меньшинствам в этой борьбе была оказана разного рода социальными, политическими и культурными движениями, профсоюзами, партиями и ННО. Все они начали активно взаимодействовать с лингвистическими меньшинствами, отчасти приняв на себя роль церкви шестнадцатого века. Часть этих учреждений была движима гуманитарными идеями и принципами свободного общества, другие же, пытались заработать политический капитал и создать образ рьяных борцов за права человека. Эта динамика прогрессирует и сохраняется, вплоть до наших дней. Кстати, одним из достижений такого рода поддержки, стало создание Европейского бюро по вопросам малораспространенных языков в 1982 году. Давление меньшинств, и поддерживающих их организаций, на правительства Европы еще больше усилилось в девяностых, после падения Берлинской стены.

Массовые требования меньшинств к самоидентификации и соблюдению их прав на равных с национальным большинством возымели результат в виде Рамочной конвенции Совета Европы по защите национальных меньшинств, и Европейской хартии региональных и лингвистических меньшинств. Значительно расширились полномочия верховного комиссара ОБСЕ по вопросам национальных меньшинств. Кроме того, в каждом европейском государстве были приняты внутренние законы регламентирующие «бездискриминационное» положения лингвистических меньшинств. И невыполнение этого пункта теперь являлось основанием для отказа стране во вступлении в ЕС, что на правовом уровне, сделало Европу мировым лидером по уровню законодательной защиты самобытности и культуры почти сотни лингвистических групп региона.

Прогресс продолжается и сейчас. Среди значимых событий последних лет можно выделить: - внедрение, с 2003 года, Плана действий Еврокомиссии по поддержке изучения языков и лингвистического разнообразия; - разработку в 2005 году, Рамочной стратегии по поддержке «многоязычия» (Framework strategy for multilingualism); - назначение, с 2007 года, Комиссара ЕС по вопросам многоязычности; - ратификацию Европейской Хартии о региональных и «малых» языках, 25-ю странами ЕС, на ноябрь 2015 года. При этом хотелось бы отметить, что не всё в этой системе работает идеально, особенно в новых, восточноевропейских членах ЕС. И в отчетах ОБСЕ всё еще много замечаний к имплементации законов единой Европы. Многое в регионе зависит от воли одной-двух стран лидеров.

Также, влияние на поведение европейских стран оказывают США. Но это уже отдельная обширная тема, о которой я постараюсь рассказать в одной из следующих статей. В целом же, считаю что, законодательство Европы по защите лингвистических меньшинств, за тот долгий эволюционный путь, который оно прошло, было отточено и усовершенствовано достаточно хорошо, чтобы защитить малые национальные группы Европы от утери своей самобытной культуры в целом, и языка в частности. На мой взгляд, эта практика (включающая законы, институты и работу по формированию положительного общественного мнения к вопросу), при имплементации её масштабах ООН, способствовала бы существенному снижению риска утери малых языков во всем мире. Эта исторически документированная эволюция, а также наглядные её результаты должны активно изучаться, особенно в многонациональных странах. Конечно же, описанные выше законодательные нормы ЕС не идеальны, и эволюция продолжается, но на сегодняшний день это наиболее прогрессивная практика из того что есть в мире. И она может быть использована, с учетом культурных и исторических особенностей региона в большинстве крупных государств мира. И возможно, это бы послужило первым шагом к снижению напряженности в конфликтах на национальной почве в Китае, Пакистане, Турции, ряде африканских стран и многих других по всему миру. В качестве постскриптума хочу отметить, что данная работа посвящена анализу исключительно законодательных и политических аспектов эволюции.

Успех принятых в ЕС решений, какими бы правильными они не были, зависит от их имплементации, контроля их исполнения и внимания, которое власти на местах уделяют этим решениям. К слову, с этим в Европе дела обстоят не так хорошо. Кроме того, «правильное» законодательство, и даже эффективное внедрение законов, не может защитить отдельные «малые» языки от вымирания по естественным причинам. Согласно данным журнала «Ethnologue» (SIL International Publications, США), в Европе насчитывается 51 вымирающий язык. 1. Десницкая А. В. История лингвистических учений. Средневековая Европа. Л. Наука, 1985 2. Капустин А. Я. Европейский Союз: интеграция и право. М. Право, 2000 3. Crystal, David.

Language Death. Cambridge. Cambridge University Press, 2000 4. Dixon, R. M. W. The Rise and Fall of Languages. Cambridge. Cambridge University Press, 1997 5. Hannum, H. Autonomy, Sovereignty and Self-Determination. Philadelphia. University of Pennsylvania Press, 1990 6. Nuessel, F. Review: Linguistic Evolution. NY. American Speech, 1990 7. Hogan-Brun, G. Minority languages in Europe: Frameworks, Status, Prospects.

UK. AIAA, 2004 8. Ureland, P. Steward, J. Minority languages in Europe and beyond. ISDistribution, 2015 9. Benedikter. T. Legal instruments of Minority protection in Europe – An overview. sznt. sic. hu. Bozen, 2006 10. Council of Europe. The European Charter for Regional or Minority Languages: Legal challenges and opportunities (Regional or Minority Languages, #5), 2008 11. Законодательные акты ЕС с сайтов: a. ЮНЕСКО ( www. unesco. org/new/en/unesco/resources/online-materials/publications/ unesdoc-database) b. OБСЕ (www. osce.

org/resources/documents) Рецензии: 6.02.2016, 5:59 Рецензия : Рецензируемая статья содержит довольно подробный исторический анализ эволюции правовой защиты языковых меньшинств в Европе. Представляется необходимым, однако, в рамках заявленной темы осветить (или как минимум упомянуть) современность. Ведь фактом является то, что в „лингвистическом заповеднике“ (цитата) Европы продолжают умирать языки. Предлагается ввести в статью данные об этом; например, журнал „Этнолог“ сообщает следующее: http://www. ethnologue. com/region/Europe In Trouble : 50, Dying: 51 Развитие и поддержка языков национальных меньшинств признаны приоритетными направлениями в лингвистике и языкознании стран полярного и приполярного регионов Европы; за последние два десятилетия осуществлено и описано в научной литературе особенно много новых проэктов в поднимаемой автором теме, что представляется существенным в исследовании „эволюции“, как заявлено в теме, но не нашло отражения в статье.

Рекомендуется расширить источники, включив более современные исследования вопроса, проведённые позже 1985-2000 годов - даты источников, включённых автором. №7 в библиографическом списке: „Законодательные акты ЕС с сайтов ОБСЕ и ЮНЕСКО“ представляется заявленным слишком общё, необходима конкретизация. Статью рекомендуется тщательно вычитать (национальности - “сербы” и “поляки”- в русском тексте не пишутся с прописной буквы; причастные обороты отделяются от определяемого слова запятыми: „механизмов, вырабатывавшихся...“ или „организации, действующей...“; согласование падежных окончаний: „эти этапов относятся“; пунктуация в сложно-подч. предложениях; „международные договора“: исправить на „договоры“) Считаю полезным включить практические выводы. Конечный абзац переработать, а лучше статью дополнить более системными выводами, которые у автора, несомненно, имеются.

Рекомендую к печати при устранении (или удовлетворительном объяснении) отмеченного в рецензии и повторном представлении в издательство данного исследования. С уважением, Насс С. В., к. ф. н. 15.02.2016, 19:32 Рецензия : Статья очень и интересная и нужная. Но, к сожалению, в работе ещё остается много орфографических и пунктуационных ошибок, стилистических погрешностей. Материал может быть рекомендован после устранения недочетов.

Комментарии пользователей:

Комментариев: 0   Просмотров: 31
[rating]
[/rating]

Видео-бонус:

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Карта