Ключевые теги

Реклама

новости партнёров

Архив сайта

Реклама

Талаев: Госперестраховщик не должен подменить коммерческое страхование | Интервью | Агентство экономической информации ПРАЙМ

Добавлено: 18-03-2016, 16:30     Автор: admin     Категория: Электронная торговля, Варианты публикации

Талаев: Госперестраховщик не должен подменить коммерческое страхование | Интервью | Агентство экономической информации ПРАЙММОСКВА, 19 авг - ПРАЙМ. Почему российские компании предпочитают перестраховывать риски за рубежом, интересен ли российским страховщикам рынок Китая, чего ждать от нового национального рейтингового агентства, какую пользу может принести государственный перестраховщик и стоит ли ждать оттока иностранных перестраховщиков, в интервью агентству "Прайм" рассказал исполнительный директор и член правления ОАО "СОГАЗ" Дмитрий Талаев.  - Дмитрий Алексеевич, добрый день! Многие крупные российские компании предъявляют требования по перестрахованию своих рисков на международном рынке, даже если существует возможность перестраховать их внутри страны. Как вы относитесь к этой практике? - Как представитель российской страховой компании я отношусь к этой практике отрицательно, мне не импонирует то, что бизнес уходит за рубеж.  Но здесь важно понять первопричину, почему ведущие российские компании предпочитают разместить свои крупные риски за рубежом, а не у российских страховщиков.

Наверное, они считают это более надежным. Когда речь идет о защите на сотни миллионов долларов, вопросы надежности выходят на первый план.  Поэтому упрекать крупные предприятия в том, что они недостаточно заботятся о наших интересах и заработках – не очень конструктивная позиция. Тут впору задаться вопросом: почему западным перестраховщикам они доверяют, а нам нет.  К сожалению, я считаю, что во многом страховщики сами виноваты в этой ситуации. Как можно доверять ответственность на значительные суммы компаниям, которые на тендере буквально выгрызают друг у друга бизнес, соглашаются за бесплатно продавать свое собственное удержание и подставлять свои облигаторы, лишь бы заключить контракт?  При таком подходе, на месте руководителя, ответственного за финансы у страхователя, я бы тоже усомнился в их способности выполнить взятые обязательства. Тенденция размещать свои риски за рубежом – объективная реальность, во многом спровоцированная поведением самих страховщиков. Можно, конечно, покритиковать и страхователей, которые провоцируют этот демпинг, пытаясь сэкономить на страховании, нанимают профессиональных брокеров, чтобы они помогли максимально сократить расходы на страхование.

  Но всё-таки, с моей точки зрения, эта ситуация – выбор самих страховщиков. Никто ведь не заставляет соглашаться на невыгодные условия.  Но это требует взвешенной и консолидированной позиции всего рынка. Сейчас страховщиков ловят на том, что все равно кто-то дрогнет в погоне за выполнением годового KPI, а одно слабое звено потом вызывает цепную реакцию.  Хотя наметилась тенденция, что разум начинает преобладать, и от авантюрных предложений страховщики находят в себе силы отказаться. - Каковы планы СОГАЗа по расширению перестраховочных операций в других странах?  Какие существуют проблемы?

- Планы по расширению имеет смысл строить в тех регионах, которые в нынешней ситуации хотя бы политически нейтрально к нам настроены. Основной интерес сейчас представляют страны бывшего СНГ, БРИКС, по географии – Юго-Восточная Азия, Латинская Америка, MENA.  Основная проблема в работе на этих рынках – рейтинговые ограничения, которые существенно сужают нам возможности для работы по сугубо формальным причинам. Но мы не останавливаемся, выстраиваем работу через брокеров. Конечно, это снижает экономическую эффективность сделок, но надо что-то делать, мы не можем сидеть сложа руки.

Активно работаем со странами постсоветского пространства. Большой интерес здесь представляют Казахстан и Азербайджан. Есть несколько крупных проектов с корпоративными клиентами. Я очень надеюсь, что это даст дополнительный импульс для развития. - В последнее время российские страховщики, в том числе СОГАЗ, стремятся выстроить отношения с китайскими коллегами. Чем России интересен китайский рынок? В каких направлениях вы видите перспективы сотрудничества?

- Выстраиванием отношений с азиатскими компаниями мы занимались и раньше, но сейчас это направление получило новое развитие.  Китай интересен в силу двух причин. Во-первых, это страна с очень мощной экономикой, финансовым сектором, это очень емкий рынок, на котором есть деньги, есть капитал. Во-вторых, в последние полтора года существенно активизировалась работа с Китаем на государственном уровне: проходят встречи глав правительств, активно работают российско-китайские комиссии.

  В этом направлении ведется большая работа, и есть понимание, что Китай со своей стороны тоже активно в нее включается. Это дает нам дополнительные основания предполагать, что сейчас благоприятный момент для продвижения своих интересов в Китае. Собственно говоря, этим и объясняется наше решение об открытии представительства в Пекине. Мы не ожидаем, что начнем получать через это представительство многомиллиардные премии. Это, скорее, демонстрация серьезности и долгосрочности наших намерений, что очень важно для китайских партнеров. Для них понимание того, что у людей серьезные намерения, что они хотят здесь работать всерьез и надолго – это знаковый момент.

Все китайские компании, с  которыми я встречался, очень позитивно восприняли наши планы по открытию представительства. Основными задачами представительства в первое время будут обеспечение полноценного постоянного контакта с китайскими партнерами, диалог и взаимодействие с ними на рабочем уровне. Сейчас мы находимся уже в финальной стадии, завершаем техническую работу по документальному оформлению присутствия СОГАЗа в Китае. Если все пойдет по плану, то к концу года представительство в Пекине приступит к работе. - В начале этого года стало известно, что для попавшего под санкции "Ростеха" была создана национальная емкость для перестрахования перевозок грузов специального назначения. Какие еще аналогичные емкости, на ваш взгляд, целесообразно сформировать? Что этому препятствует?

- Случай с созданием внутренней российской емкости для перестрахования грузоперевозок "Ростеха" довольно показательный. Это один из немногих примеров способности страховщиков договариваться и устанавливать определенные правила игры.  Технически собрать внутреннюю емкость было относительно несложно, т. к. основная масса грузоотправок не требуют слишком больших лимитов и ёмкости крупнейших российских страховщиков для этого хватает. Основная сложность была в выработке и принятии всеми участниками общих правил игры.

Подобная емкость была бы крайне полезна в авиационном бизнесе, но там гораздо сложнее с договоренностями: есть ряд игроков, каждый из которых претендует на ведущую роль в этом сегменте. Компромиссное решение, которое бы устроило всех, найти очень сложно. Также емкость была бы полезна в судостроении, но там сложность заключается в том, что проекты характеризуются очень высокими страховыми стоимостями. Емкость такого объема, которая была создана для "Ростеха", для судостроительной отрасли будет недостаточна. Этот как раз вопрос госперестраховщика, иными мерами эту задачу в судостроительной отрасли решить не получится. - Очень обсуждаемая сейчас тема – создание государственной перестраховочной компании.

Это решение проблем с санкционными клиентами?  - Это один из возможных способов решения государством своей задачи по поддержке отдельных предприятий и целых отраслей экономики, призванных обеспечить конкурентоспособные позиции России на мировом рынке.  Не секрет, что введённые EС и США санкции имели своей целью, в том числе, ограничить  возможности полноценного функционирования этих компаний через ограничения по привлечению финансирования – в форме кредитования либо страхования, либо ещё как.  Но если продукция ВПК или проекты освоения месторождений на Арктическом шельфе жизненно важны для конкуренции на мировом рынке и экономического роста страны, то государство заинтересовано в бесперебойном их функционировании, что, наряду с банковской системой и обеспечивает механизм страхования.  Государственный перестраховщик – одна из доступных в таких случаях форм для реализации этого механизма.  Не уверен, правда, что это решение может быть полным – есть риски, стоимость которых всё равно будет требовать привлечения внешнего финансирования. - Видите ли вы в создании ГПК угрозу рынку коммерческого перестрахования в будущем? Как выстроить взаимодействие ГПК и страховщиков, чтобы от этого выиграли все – и клиенты, и коммерческие страховщики, и государство?

- Если мы понимаем под коммерческим перестрахованием российский внутренний рынок перестрахования, а под угрозой – снижение объемов передаваемых друг другу премий, то, наверное, да – создание госперестраховщика само по себе не увеличит объём денег на рынке, а скорее оттянет какую-то часть существующих объёмов.   Чувствительнее всего это будет для небольших специализированных перестраховщиков. Но объективно – макроэкономическая роль рынка перестрахования в РФ настолько ничтожна, что вряд ли кто-то будет всерьёз обсуждать эти угрозы, особенно учитывая масштаб задач, стоящих перед госперестраховщиком. Для того чтобы создание ГПК принесло максимальную пользу, крайне важен постоянный диалог всех заинтересованных сторон в лице государства, страховщиков, клиентов на всех этапах ее формирования, от идеи до конкретных форм организации, чтобы ГПК была создана не в навязанной форме, чтобы потребности и ожидания страхового рынка в этой конструкции были учтены.  Очень важно, чтобы госперестраховщик не подменял и не заменял коммерческое страхование. Нынешние возможности российских страховщиков – большие они или маленькие – объективно существуют, и они должны быть использованы полностью.

А финансовая емкость ГПК должна дополнять их там, где это требуется. Такая конструкция будет работать во благо и решит те задачи, которые перед ней ставятся. Не менее важно и то, какая модель бизнеса будет использована для ГПК. Я полностью разделяю мнение о том, что модель, ориентированная исключительно на защиту санкционных клиентов, нежизнеспособна в долгосрочной перспективе – портфель этих рисков относительно мал и плохо сбалансирован – страховые механизмы для него не очень применимы.  Однако есть и другие сферы приложения для госперестраховщика.

Например, страхование и перестрахование от катастрофических рисков, которое можно сделать обязательным, установив адекватные тарифы. При этом государственная перестраховочная емкость может быть использована взамен бюджетному механизму ликвидации последствий стихийных бедствий, который используется сейчас – как в случае с наводнением на Дальнем Востоке.  То же самое может быть предложено для работы с сельхозстрахованием и другими социально значимыми рисками. Построив на таких началах ГПК, ее можно будет вполне органично вписать в существующую систему экономических отношений. Компания будет иметь понятную роль, функцию и не будет пересекаться с коммерческими страховщиками. - В ближайшее время в России появится собственное национальное рейтинговое агентство. Поможет ли его создание решить проблемы доступа российских перестраховщиков на зарубежные рынки? Какие плюсы Вы видите в таком агентстве с точки зрения российского перестраховочного рынка? - Я одобряю любые шаги и действия, направленные на повышение суверенитета и независимости.

Однако вряд ли стоит ожидать быстрого эффекта от такого агентства. Я не думаю, что его появление сильно скажется на возможностях работы российских страховщиков на зарубежных рынках.   В среднесрочной перспективе задачу минимум я бы видел в признании рейтингов этого агентства в странах ЕАЭС, а также в достижении договоренности с Китаем о взаимном признании рейтингов их агентства Dagong и нашего агентства. - Как вы оцениваете уход с российского рынка крупнейшего международного перестраховщика, компании Munich Re? Это свидетельство потери интереса к российскому рынку со стороны международных компаний? - Не совсем корректно говорить про уход, это слишком категорично. Munich Re объявил о неучастии с 2016 года в облигаторных договорах по перестрахованию имущественных и строительно-монтажных рисков.  То есть компания продолжит писать в России любой бизнес на факультативной основе и останется в облигаторных программах по другим видам страхования.

Так что это не уход, а, скорее, изменение андеррайтинговой политики в отношении конкретного рынка. Тем не менее, это негативное событие, поскольку Munich Re был участником облигаторных программ большинства крупных российских страховщиков и мы с сожалением узнали о таком их решении.  Я не оцениваю решение Munich Re как свидетельство потери интереса к России со стороны международных компаний. Этот интерес находится ровно на том уровне, которого заслуживает наш рынок в настоящий момент своего развития и состояния экономики в целом. Кто хочет и может, тот работает, кто опасается и видит риски – воздерживается.  С моей точки зрения, решение Munich Re лежит в экономической плоскости и продиктовано неудовлетворительными результатами бизнеса. Munich Re стал участником практически всех крупных резонансных убытков последних лет, начиная от Саяно-Шушенской ГЭС, заканчивая Загорской ГРЭС, причём с существенной долей участия.   - Возможен ли, на ваш взгляд, сценарий, при котором за Munich Re последуют и другие западные игроки: Swiss Re, SCOR, Lloyds и другие? Могут ли российские страховщики обойтись без их перестраховочной емкости?

- При развитом воображении сценарий любой придумать можно – западные игроки вынуждены будут уйти в случае дальнейшей эскалации разногласий с EС и США и ужесточения санкций вплоть до подпадания под них всей российской экономики. Но это какой-то апокалиптический сценарий, я в него не верю. Конечно, мы рассчитываем на то, что наши давние партнеры будут продолжать работать с  нами. Российский страховой рынок, конечно,  в масштабах мирового не занимает значимой доли, но для ряда европейских компаний, таких как  Swiss Re, SCOR, Hannover Re, Lloyds и других, он, безусловно, представляет интерес.  Реалии, в которых работают сегодня международные перестраховочные компании – это переизбыток капитала и ёмкости, как следствие – жёсткая конкуренция и постоянный поиск рынков сбыта.  Россия – промышленно развитая  страна, обладающая большим количеством объектов, требующих страхования и перестрахования и просто так отказываться от такого рынка было бы непозволительной роскошью.  Что касается российских страховщиков – мы не сможем полностью обойтись без их перестраховочной емкости, полноценной замены им на сегодняшний день нет.  Альтернативные рынки, страховщики развивающихся стран пока не могут составить реальную конкуренцию международным перестраховочным компаниям, по крайней мере, конкуренцию за наши риски – не выделены у них ёмкости специально под нас, недостаточно практического опыта. Поэтому нам важно иметь устойчивые деловые отношения с ведущими перестраховщиками.

Комментариев: 0   Просмотров: 38
[rating]
[/rating]

Видео-бонус:

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Карта