Ключевые теги

Реклама

новости партнёров

Архив сайта

Реклама

Использование труда спецконтингента в восстановлении и наращивании экономического потенциала машиностроительного завода № 221 «Баррикады» в Сталинграде (1943–1945 гг.)

Добавлено: 18-03-2016, 16:30     Автор: admin     Категория: Крупные потребители, Расходы бюджета

Использование труда спецконтингента в восстановлении и наращивании экономического потенциала машиностроительного завода № 221 «Баррикады» в Сталинграде (1943–1945 гг.)В период Великой Отечественной войны появляется особая категория трудовых ресурсов – это военнослужащие Красной Армии, побывавшие в плену или вышедшие из окружения, которые после освобождения проходили проверку и фильтрацию в лагерях специального назначения (спецлагерях) на территории СССР. Лагеря данного вида были созданы по приказу НКВД № 001735 от 28 декабря 1941 г. в составе Управления по делам военнопленных и интернированных (УПВИ) НКВД СССР [27, Л. 1–3об]. В соответствии с решением ГКО, СНК СССР и указаниями руководства НКВД СССР спецлагеря имели производственный уклон и их задачей являлось выделение рабочей силы для предприятий СССР по добыче угля, выпуску боеприпасов и вооружения. Также рабочая сила выделялась для восстановления разрушенных и строительства новых предприятий. К числу крупнейших восстановительных строек относились: Сталинградский тракторный завод (СТЗ), Сталиногорский химкомбинат, завод № 221 в Сталинграде и Березниковский содовый завод [24, Л. 44]. В связи с масштабным насильственным привлечением к труду и содержанием на режимных условиях, бывших советских военнопленных правомерно обозначить понятием «спецконтингент», которое до войны определяло только заключённых исправительно-трудовых лагерей. Таким образом, спецлагеря, находившиеся первоначально в ведении УПВИ, имели характер производственных, подобно тем, которые включались в систему ГУЛАГа. Факт создания спецлагеря на территории Сталинграда долгое время был запретной темой для советских исследователей, которые возвышали подвиг народа, одержавшего победу над фашизмом и сумевшего восстановить страну из руин. В данный контекст совершенно не вписывались советские граждане, содержавшиеся в лагерях. Не вторгаясь в политические, идеологические и этические вопросы, настоящее исследование пытается показать данную категорию советских граждан с точки зрения возможной рабочей силы в момент, когда советскому государству были необходимы дополнительные трудовые ресурсы.

Общие вопросы о судьбе бывших советских военнопленных в период Великой Отечественной войны неоднократно поднимались в исторических исследованиях с момента рассекречивания соответствующих документов в конце 80-х – начале 90-х гг. XX в. [18]. С середины 90-х гг. работы приобрели региональный характер. Среди них безусловное значение имеют те, которые посвящены Сталинграду. Первоначально исследования лишь вводили в научный оборот пласт неизвестных ранее документов [1; 28]. Только вначале 2000-х гг. аспект трудового использования спецконтингента из числа советских военнопленных начал фигурировать в комплексных работах, посвящённых восстановлению Сталинграда [19; 36; 37]. Получение полной картины трудового использования спецконтингента в Сталинграде станет возможным только после углубленного изучения различных аспектов обозначенной проблемы на уровне отдельных предприятий, в частности завода № 221 «Баррикады», как главного машиностроительного предприятия города. Неотъемлемой частью поставленной проблемы является определение условий возрождения и организации восстановительных работ на заводе «Баррикады»; характеристика спецлагеря, созданного в Сталинграде; анализ документов, регламентировавших взаимоотношения между лагерем и предприятием; исследование условий труда и факторов, влиявших на продуктивность работы спецконтингента; выявление уровня производительности труда и роли бывших советских военнопленных в восстановлении завода № 221 «Баррикады». Источниковую базу научного исследования составили документы, хранящиеся в фондах Государственного архива Российской Федерации,  Российского государственного военного архива, Государственного архива Волгоградской области, Центра документации новейшей истории Волгоградской области, а также опубликованные в тематических сборниках документов. Использовано несколько групп источников: приказы центральных органов власти, а также документы официального делопроизводства.

Орудийный завод «Баррикады», который во время войны получил номерную принадлежность «221» был основан в 1914 г. В 30-е гг. завод освоил выпуск крупнокалиберной артиллерии для Красной Армии и Военно-Морского флота. С началом великой Отечественной войны «Баррикады» перешёл на выпуск продукции, необходимой фронту (противотанковые пушки, миномёты, крупнокалиберная артиллерия, оснащение для бронепоездов, ДОТы, ДЗОТы и др.). В результате Сталинградской битвы завод получил крупный урон. Согласно акту, зарегистрированному в районном совете депутатов трудящихся, ущерб составил 591.006.000 рублей [32, Л. 1]. Восстановительные работы начались со дня разгрома немецко-фашистских войск под Сталинградом и на первом этапе имели характер подготовительных к плановому восстановлению завода. В апреле 1943 г. постановлением № 3117с Государственный комитет обороны (ГКО) обязал Народный комиссариат тяжёлой промышленности (НКТП), Народный комиссариат чёрной металлургии (НКЧМ) и Народный комиссариат вооружения (НКВ) совместно с Госпланом СССР в двухдневный срок внести в ГКО предложение о восстановлении важнейших промышленных предприятий Сталинграда, среди которых значился и завод № 221 НКВ [21, С. 99]. Исходя из важности Сталинградского завода № 221 для военного хозяйства страны постановлением № 3582с от 15 июня 1943 г. ГКО определил основные моменты, связанные с работами на предприятии. Исходя из потребности одновременного ведения строительных работ и решения задач, связанных с началом выпуска продукции, необходимой фронту, были созданы специальные организации: особая строительно-монтажная часть (ОСМЧ) № 25, отделения трестов «Теплоконтроль» и «Электропечь». Был также привлечён трест «Энергоремонт», организованный для Сталинградского тракторного завода (СТЗ) [20, С. 149–150; 34, Л. 46–47]. В качестве подсобного предприятия по производству стройматериалов за заводом № 221 был закреплён завод № 2 Росстройдеталь [30, Л. 12об]. За 1943 г. главному машиностроительному предприятию Сталинграда необходимо было освоить 35 млн. руб., из которых 30 млн. руб. предполагалось потратить непосредственно на строительно-монтажные работы. Таким образом, ущерб, причинённый заводу «Баррикады», количество средств, которые необходимо было освоить и специфика работ, требовали масштабного привлечения людских ресурсов. Однако в первые дни после окончания Сталинградской битвы прирост числа жителей Баррикадного района происходил медленно.

Постепенно на завод возвращались эвакуированные рабочие [31, Л. 7, 8, 10, 13, 42, 43], но людей, которые могли бы освоить отмеченный объём работ, всё равно не хватало. По данным на 28 мая 1943 г. на заводе № 221 имелось 1 348 человек работающих. В основном это были люди, не имевшие заводских специальностей [35, Л. 8–10]. Ситуация усугублялась случаями дезертирства, одна из причин которых заключалась в неудовлетворительных бытовых условиях, вызванных военным временем и разрухой в городе. Отмечено, что по данным на 30 мая 1944 г. около 1 500 рабочих района проживали в палатках, недостаток наблюдался и в обеспечении обувью и одеждой [33, Л. 12]. Таким образом, на начальном этапе восстановления на предприятии отсутствовало достаточное количество рабочей силы. К тому же большинство рабочих не имели необходимой профессиональной принадлежности.

Исходя из обозначенных объёмов работ, встал вопрос о необходимости привлечения дополнительных людских ресурсов. На восстановлении использовались различные категории граждан, среди которых можно выделить и специально переведённые на завод с целью ускорения работ. Среди них можно выделить военнослужащих Красной Армии, которые проходили проверку в лагере специального назначения на территории г. Сталинграда. Спецлагерь № 0108 был создан 22 марта 1943 г. в качестве участка Бекетовского лагеря № 108 для немецких военнопленных и только 1 мая 1943 г. он начал функционировать самостоятельно с местом дислокации при СТЗ [3, Л. 44; 16, Л. 66]. В лагерь направлялись бывшие советские военнопленные, выходившие из госпиталей и находящиеся в Сталинграде.

Остальной спецконтингент направлялся из расформированных спецлагерей: Калачёвского и Урюпинского [2, Л. 159]. В связи с нахождением на Нижнем посёлке Тракторозаводского района, первоначально рабочей силой из числа спецконтингента снабжался только СТЗ. Однако, в связи с потребностью в дополнительной рабочей силе, согласно решения ГКО, 8 мая 1943 г. спецлагерь № 0108 должен был выделить заводу № 221 контингент рабочих в количестве 1 500 человек [15, Л. 38]. 12 июля 1943 г. состоялось обязательная процедура заключения договора между директором завода № 221 В. С. Шачиным и начальником лагеря инженером-подполковником Ф. С. Емельяновым о трудовом использовании спецконтингента. Договор определял основные положения в их взаимоотношениях. В частности, спецлагерь должен был выделить в распоряжение хозоргана рабочую силу в количестве 1 500 человек, с ежедневным выводом 1 200 человек, а заводу необходимо было обеспечить объекты, которые исключали бы возможность общения контингентов с вольнонаёмными рабочими. Контактирование с бывшими военнопленными разрешалось только техническому персоналу, который должен был контролировать правильность выполнения работ и следить за техникой безопасности. Срок договора устанавливался до 7 января 1944 г. [25, Л. 28, 31, 35]. В  конце июля 1943 г. при заводе № 221 было образовано специальное лагерное отделение с дислокацией на Верхнем посёлке Краснооктябрьского района г. Сталинграда [9, Л. 40], то есть в непосредственной близости от предприятия. Его начальником был назначен капитан П. Ф. Малашенко [2, Л. 105]. Таким образом, с июля 1943 г. лаготделение при заводе № 221 начало свою работу. Удобное расположение отделения могло стать благоприятным для доставки спецконтингента и способствовать экономии средств и времени.

Первоначально необходимо было благоустроить отделение. Данную работу выполняли в основном спецконтингенты, отбывавшие карантин и временно не задействованные на основной работе. Во втором квартале 1943 г. зона участка была огорожена проволочными ограждениями [5, Л. 6, 38; 9, Л. 23]. Максимальная вместимость помещений составляла 2 000 человек [22, Л. 5]. Однако за время существования отделения количество содержащегося в нём спецконтингента ни разу не превышала 1 500 человек. Несмотря на отмеченный в договоре о трудовом использовании спецконтингента необходимый лимит его ежедневной численности, к 26 ноября отделение имело в наличии всего 236 человек [15, Л. 38]. Количество бывших военнослужащих увеличилось только в декабре 1943 г. и по данным на 1 января 1944 г. составило 1 233 человека [13, Л. 2]. Таким образом, за счёт спецконтингента численность рабочих на заводе увеличилась почти в два раза. Необходимо отметить, что быт спецконтингента так и не был обустроен. Отделение при заводе №221 не имело столовой, территория не убиралась, отсутствовала возможность чистки одежды [13, Л. 43]. Существовали также недостатки в медикаментах [5, Л. 48]. Необходимо отметить, что в  лаготделении допускалось издевательское отношение к бывшим военнослужащим со стороны личного состава лагучастка и администрации строительства завода [13, Л. 43]. Данные факты свидетельствуют неблагоприятной обстановке в отделении и отношении к бывшим военнопленным как к предателям Родины. Администрация завода использовала бывших советских военнопленных в основном в качестве строителей [12, Л. 8]. С момента организации отделения охрана лагучастка производилась 142-м отдельным батальоном конвойных войск НКВД [5, Л. 38], а с 24 августа 1944 г. службу по охране и конвоированию спецконтингента на работу производила военизированная охрана, организованная из профильтрованного спецконтингента, но вооружённая и прошедшая предварительные сборы по боевой и служебной подготовке. Также, при лагере имелась штатная вахткоманда из 38 человек, которая несла внутреннюю службу и использовалась по оперативному розыску бежавших из спецлагеря [5, Л. 53об]. Пребывающая в лагерь рабочая сила проходила 21-дневный карантин и только после этого выводилась на работу хозоргана в соответствии с физическим состоянием.

Отмечено, что по договору, завод должен был выделить лагерю участки работы, на которых невозможно было контактирование спецконтингента с вольнонаёмными. Однако большинство цехов одновременно восстанавливалось и находилось в эксплуатации, что затрудняло охрану спецконтингента непосредственно на заводе [5, Л. 38]. Скученность вольнонаёмных и спецконтингента позволяла производить обмен деньгами и продуктами, что было недопустимо. Вследствие неудовлетворительных условий проживания и негативного отношения к бывшим военнослужащим, лагерному отделению при заводе № 221 не удалось избежать случаев побегов, в частности при переходе через пропускной пункт [7, Л. 5]. Так, за период с 30 ноября 1943 г. по 2 января 1944 г. из лагерного отделения бежало 7 человек [13, Л. 2]. В январе 1944 г. 27 спецконтингентов лагерного отделения получили взыскания [4, Л. 40]. Необходимо отметить, что вследствие отсутствия достаточного количества технического персонала, среди спецконтингента наблюдались случаи получения травм. Отчасти они были связаны с условиями полуразрушенного в результате бомбежек завода. Однако были и другие причины. Так, большинство бывших советских военнопленных не имели соответствующих заводских и строительных специальностей и до войны жили в различных районах СССР. Но здесь они обязаны были выполнять предложенную им работу. 31 октября 1943 г. на «Баррикадах» было зафиксировано 2 случая травматизма.

Причём один из них средней степени тяжести, а другой тяжёлой [8, Л. 13]. Уровень производительности труда среди спецконтингента был различен. В ноябре 1943 г. спецконтингентом было отработано 6 589 человекодней, а в декабре 1943 г. уже 11 331 человекодень [13, Л. 2]. Исходя из количества человек в отделении на данные месяц, резкое увеличение численности спецконтингента не привело к соответствующему резкому увеличению отработанных человекодней. Возможно, что это связано с неполным выводом рабочих на участки. Бывшие военнослужащие получали заработную плату в размере 50 % от причитающейся им суммы.

Остальные 50 % шли на их содержание в лагере. По данным ведомости начисления заработной платы в январе 1944 г. за 26 отработанных дней бывший военнослужащий получал 151 рубль, за 4 отработанных дня – 19 рублей [14, Л. 1, 2об]. С целью стимулирования производительности труда контингентов лагеря, выполняющим и перевыполняющим нормы выдавалось дополнительное питание наравне с вольнонаёмными [23, Л. 37]. В лагере проводилась и массовая работа: собрания, беседы, политинформации, читки литературных произведений, выпуск стенгазет, показ кинокартин и др. [4, Л. 44, 45]. 24 ноября 1943 г. в отделении лагеря НКВД СССР № 0108 при заводе № 221 была создана парторганизация [29, Л. 77]. Увеличение производительности труда было необходимостью в чрезвычайных условиях военного времени, в связи с чем применялись различные средства агитации. После прохождения проверки и фильтрации, бывшие советские военнопленные передавались либо в районные военкоматы, либо в постоянные кадры предприятий, к которым были прикреплены. Так, во исполнение решения ГКО от 5 февраля 1944 г. начался перевод спецконтингента лагерного участка на завод № 221. По данным на 31 декабря 1944 г. заводу было передано 895 человек [11, Л. 19], но на освобождённые места в лагерное отделение привозили новых советских военнопленных. В апреле 1944 г. в спецлагерь № 0108 из спецлагеря № 0205 г. Краснодара прибыло 900 человек спецконтингента. Из них 712 человек было помещено в лаготделение при заводе № 221, а остальные 188 человек переданы в лагерь при СТЗ [6, Л. 67]. Факт передачи бывших советских военнослужащих в постоянные кадры завода, свидетельствует о постепенной перемене их статуса и возвращении их к нормальной жизни.

Передача кадров была выгодна в первую очередь заводу. Ведь в период после окончания Сталинградской битвы даже небольшой контингент дополнительных людских ресурсов мог сыграть существенную роль в восстановлении предприятия. Фактически, постоянными рабочими завода становились граждане из различных регионов СССР. За счёт них Сталинград приобретал новых постоянных жителей. Необходимо отметить, что 9 мая 1944 г. договор между лагерным отделением и заводом № 221 был продлён до 1 января 1945 г. [12, Л. 8]. 5 августа 1944 г. спецлагерь НКВД СССР № 0108 был передан из системы УПВИ НКВД СССР ГУЛАГу НКВД СССР [26, Л. 81]. 3 февраля 1945 г. спецлагерь № 0108 был расформирован по причине окончания проверки основного состава спецконтингента. С этого момента лаготделение при заводе № 221 больше не фигурирует в документах Проверочно-фильтрационного лагерного отделения при УНКВД по Сталинградской области [17, Л. 82]. Изучение архивных источников показало, что после окончания Сталинградской битвы, ущерб, причинённый машиностроительному заводу № 221 «Баррикады» оказался масштабным. Завод, производивший военную продукцию, необходимо было возродить в кратчайшие сроки. Однако предприятие не имело достаточного количества людских ресурсов, которые смогли бы освоить средства, ассигнованные для проведения восстановительных работ.  В связи с этим, к восстановлению завода были привлечены дополнительные трудовые ресурсы, среди которых был и спецконтингент из числа бывших советских военнопленных.

На территории Сталинграда они содержались в лагере специального назначения № 0108. Данные показывают, что условия жизни и труда спецконтингента были весьма удовлетворительными, что отражалось на уровне производительности. В целом, привлечение труда спеконтингента на восстановление машиностроительного завода № 221 «Баррикады» являлось необходимостью в условиях разрушенного войной города. На первоначальном этапе восстановления, различные категории граждан, от молодёжи до военнопленных, смогли компенсировать недостаток рабочей силы, а закрепление спецконтингента за предприятием способствовало началу формирования новых постоянных коллективов завода.

Завод № 221 был не единственным, использовавшим труд бывших советских военнопленных в 1943 – 1945 гг. В рассматриваемый период отмеченные тенденции происходили повсеместно на территории СССР. Однако в отличие от угольной промышленности Кузбасса, спецконтингент в Сталинграде применялся на заводах, производивших военную продукцию, которая имела характер секретности. Таким образом, ранее неизвестные страницы истории восстановления Сталинграда, дополняют общую картину подобных процессов в СССР.

Комментариев: 0   Просмотров: 48
[rating]
[/rating]

Видео-бонус:

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Карта