Ключевые теги

Реклама

новости партнёров

Архив сайта

Реклама

Исследования региональной идентичности

Добавлено: 18-03-2016, 16:30     Автор: admin     Категория: Курсы обмена

Исследования региональной идентичностиСтатья опубликована в №27 (ноябрь) 2015 Разделы: Размещена 09.11.2015. Последняя правка: 08.11.2015. кандидат философских наук, доцент ЧОУ ВО Московский университет им. С. Ю. Витте (МИЭМП) доцент кафедры "Психологии, педагогики и социально-гуманитарных дисциплин" Демьяновский Константин Владимирович, студент 3 курса, факультет управления, специальность: «Реклама и связи с общественностью», Московского университета им. С. Ю. Витте УДК 316.6 Исследование идентичности является традиционной темой в гуманитарных науках, а изучение проблем, связанных с явлениями регионального и кроссрегионального уровня до сих пор носит эпизодический характер. По мнению многих исследователей, усиление регионализма наряду с ослаблением национальных государств является одной из тенденций современности и ведет к возрастанию значимости региональной идентичности, ее обусловливают как экономические, социальные, политические реалии, так и кризис идентичности. Регионы и регионализм имеют давнюю историю в Европе ведь именно регионы предшествовали возникновению национальных государств и способствовали оформлению возникшей государственной системы, тогда как для национальной идентичности решающим фактором является гражданская (политическая) общность, то для этнической и региональной идентичности - культурная общность. Регионы же, как пространства образуются функциями, культурой и общей идентичностью, политической мобилизацией и руководством, а также институтами, являясь динамичной социальной конструкцией, в основе своеобразия которой лежат языковые и религиозные особенности [1]. Современные регионы выходят за рамки национальных государств и активно соперничают друг с другом, выступая в качестве самостоятельных политических единиц, так в ряде случаев регионализм выступает как способ сопротивления изменениям (консервативный и оборонительный регионализм) и наоборот, как инструмент модернизации (космополитический и прогрессивный регионализм).  Общество, как и любая неравновесная система, обладает такими фундаментальными свойствами как устойчивость и изменчивость (традиция и инновация).

Соотношение этих характеристик и определяет пластичность общества, умение в нужный момент дать адекватный ответ на внешние и внутренние вызовы. Вместе с тем, по мере институализации общества его устойчивость возрастает в ущерб изменчивости. В итоге, когда возникает потребность в радикальных перестройках, общество подчас оказывается неспособно на назревшие насущные трансформации. Универсальным решением этой проблемы является «омоложение» общества. Такое явление, именуется в биологии как неотения, в психологии - регрессия или инфантилизация. Подобные проявления часто считаются признаками патологии, но по нашему мнению, во многих случаях это может быть вполне оправданным адаптационным шагом (механизмом), который система совершает для самокоррекции, а маргинализация современного российского общества выступает как проблема социального развития. Обоснование данного тезиса и является основной целью данной статьи. Маргинализация (как социальная, так и культурная) усиливается также несовместимостью ментальностей различных культур и социумов, создавая напряжение при межкультурных и межличностных взаимодействиях.

В индивидуальном поведении человека известны случаи, когда пассивно реагируя на трудности, он буквально смещает собственное поведение в сторону большей инфантильности, как бы совершая в своем росте/развитии откат назад. Иными словами, в ситуациях, когда человеку не удается преодолеть внутренний конфликт, он неосознанно прибегает к менее зрелым и потому подчас менее адекватным формам поведения. Такое явление в психологии, как уже отмечалось, именуется регрессией [2]. Вместе с тем, можно задаться вопросом, а всегда ли такая регрессия поведения является неадекватной реакцией? Ведь подчас это «странное поведение» (регрессия) может защитить психику от «перегрева» и более того, «детское» поведение порой оказывается более адекватным, в условиях неопределенной или часто меняющейся ситуации, поскольку ребенок гораздо пластичнее взрослого и легче адаптируется к новому. В таком случае регрессию можно назвать частным случаем неполной неотении (фетализация психики).

Такие формы регрессии присущи не только индивидам, но и культурным институтам. В настоящее время многие проявления такой «детскости» общества могут быть обусловлены, как отмечалось, резким ускорением темпов жизни человека. В этих условиях возникает парадоксальная ситуация, когда «человек работающий» (Номо operantes) начинает проигрывать в социальном плане «человеку играющему» (Номо ludens), поскольку современное общество гиперпотребления и перепроизводства гораздо больше нуждается в «жизнелюбах», чем в трудоголиках. В этом мы видим источник как негативных, так и позитивных явлений в культуре современной эпохи. По сути, вся парадигма культуры постмодернизма с ее ироничностью, деконструкциями, ниспровержением авторитетов, отсутствием собственной четкой позиции, неуемным стремлением к пародированию, на наш взгляд, хорошо объясняется инфантилизацией общества. Но стоит произойти какому-либо природному или культурному катаклизму, общество неизбежно сдвигается в сторону большей геронтоморфности. В частности, война заставляет рано взрослеть. И когда такие катаклизмы имеют локальный характер, то это неизбежно создает дисбаланс уровня педоморфности/геронтоморфности различных культур в государстве.

  Региональная идентичность - это социальная конструкция, созданная в специфическом контексте под давлением социальных, экономических и политических обстоятельств, а фактор региональной идентичности является «националитарным» утверждением регионального коллектива, «голосом» региональной группы. Важнейшей функцией регионального самосознания является поиск путей самосохранения региональной общности, в связи с чем некоторые исследователи считают региональную идентичность вариантом этнической или точнее субэтнической идентичности.  Следует отметить, мифологизации подвергаются наиболее значимые для данной общности исторические события (реальные или «изобретенные»), которые становятся для населения региона «избранной общей травмой» или «избранной общей славой» ведь региональная идентификация базируется на прошлом общности.  Формирование идентичности региона может рассматриваться как целеполагающий политический процесс, при этом главным в данном процессе является мотивированная политическая деятельность, направленная на вычленение старых и создание новых региональных символов и образов, которые внедрялись бы в массовое сознание. Немаловажное значение в создании и поддержании чувства социального пространства и ограничении проблем региональной перспективой отводится региональным средствам массовой информации. Региональная идентичность может, как вступать в конфликт с национальной идентичностью, так и быть важной ее составляющей, соответственно существуют автономистские, дезинтеграционные регионализмы и регионализмы интеграционные, впрочем, «водораздел» между национализмом и регионализмом совершенно не ясен и становится еще менее ясным по мере переустройства государства.  Региональную идентичность можно сменить как профессиональную, хотя утрата региональной идентичности и обретение новой занимает порой длительное время сопоставимый с жизнью поколения, что порой приводит к более долгой адаптации сельских жителей, переехавших в город и наоборот.

В связи с этим мы можем утверждать, что «земляки» переносят на новую почву не только привязанности, но и фобии, предрассудки, которыми отличалась их социальная жизнь на малой родине, что не всегда ведет к взаимной склонности к солидарному воздействию. Вместе с тем, эти локальные волны неизбежно сталкиваются, резонируя, в случае их несовместимости, что создает дополнительную волну маргинализации.  В качестве примера можно привести депортацию в середине ХХ века ряда малых народов (балкарцев, карачаевцев, чеченцев и ингушей и др.). Для них это был локальный катаклизм, что вызвало не только всплеск самосознания вплоть до этноцентризма, но и тенденцию к геронтоморфности молодого поколения, которое вынуждено было расти в более жестких условиях в Средней Азии [3]. Одним из проявлений такой геронтоморфности стал резкий рост рождаемости, что, как известно, является маркирующей чертой геронтоморфности, в то время как инфантильное общество, как правило, не склонно к высокой рождаемости. Процесс такой локальной стратификации неизбежно сгладился бы аккультурацией, но столкновение подчас несовместимых ментальностей может вызвать ответную волну еще более масштабной стратификации и маргинализации.  Впрочем, не только народы, подвергшиеся насильственной депортации на Северном Кавказе, столкнулись с проблемой локального всплеска геронтоморфности - это можно отнести ко всем социумам и культурам, втянутым в локальные войны и конфликты. А что касается народов Кавказа и кавказского региона, они значительно позже других, более благополучных регионов Советского Союза, преодолели послевоенную разруху середины ХХ века, а значит, и затухающая волна геронтоморфоза/педоморфоза здесь прошла с отставанием по фазе от общероссийской волны, сохраняя и сегодня большую геронтоморфность кавказских культур, явно ввергая их в шумный конфликт с современной российской массовой культурой - культуры неотеничной, а главное - провоцируя «убегание кавказского социума в этничность» региональной идентичности.

  Как выйти из этой ситуации нарастающего взаимного отчуждения культур и региональной раздробленности? Ответ очевиден - чем толерантней взаимоотношения культур, тем больше шансов на выравнивание культурных ментальностей и преодоление маргинализации.  В настоящее время более актуальна иная проблема, когда все более динамичные социальные сдвиги в обществе приводят к маргинализации значительной части населения отдельных регионов и даже государств и, не смотря на то, что мотивационная и каузальная сущность этих процессов также лежит в плоскости личностных адаптаций, а точнее личностной инадаптивности, исследовать данную проблему уже не достаточно на личностном уровне. Здесь требуется комплексный социокультурный подход к проблеме.

В частности, на Северном Кавказе резко возрастающая роль новых правовых отношений, все чаще вызывает внутренний конфликт со старой мировоззренческой структурой, все еще в значительной мере, ориентированной на родовые (трайбалистские) правовые отношения. Это может выливаться во множестве неадекватных проявлений, вплоть до аномии. И проблема заключается отнюдь не в нежелании жить по новым общепринятым правилам, а во внутреннем конфликте аксиологического характера, как например, при несовпадении нового закона со старой, глубоко заложенной, иногда даже архетипически, моралью. Истоки трайбализма лежат в родоплеменных отношениях. В совсем недавнем прошлом, они обеспечивали весьма эффективный механизм саморегуляции отношений традиционных культур. Принадлежность к роду давала не только определенные права, но и предписывала каждому члену рода вполне конкретные обязательства перед собственной общиной. Нарушение этих обязательств весьма эффективно пресекалось. Вместе с тем, как права, так и обязанности, в том случае, если ты не принадлежишь к данному роду, могли регламентироваться не так жестко, либо вообще не регламентироваться.

Модель строилась на тех же принципах реципрокных альтруистических взаимоотношений [5]. Анализ ситуации с формированием новых «представлений о себе» в современном мире показал, что проблема региональной идентичности продолжает оставаться наиболее значимой, а социально-политические и экономические трансформации в нашей стране породили новую этнополитическую и социально-психологическую реальность, с которой еще предстоит освоиться. Современные процессы поиска новой региональной идентичности разными группами, рост этнических миграций, формирование общегражданской идентичности, изменение структуры индивидуальной и групповой этнической идентичности в контексте процессов глобализации мира ведут как к нивелированию идентичностей социальных групп, так и к порождению новых типов социальной и индивидуальной идентичности, открывая все новые и новые пласты проблематики идентичности. 1. Алешинская Е. В., Гриценко Е. С. Английский язык как средство конструирования глобальной и локальной идентичности в российской популярной музыке // Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского, 2014, № 6(1). 2. Гатиатуллина Э. Р. Проблематика и истоки исследования социальной идентичности // Научные проблемы гуманитарных исследований: научно-теоретический журнал; Институт региональных проблем российской государственности на Северном Кавказе. Вып. № 3. - Пятигорск, 2011. - С. 269-274 3. Гатиатуллина Э. Р. Становление этничности как формы социальной идентичности // Социология образования. Вып. № 3. - СГУ, 2011.

- С. 82-89 4. Гатиатуллина Э. Р., Тайсаев Д. М. Феномен неадекватных страхов в современном обществе // Дискуссия; Институт современных технологий управления. Вып. № 9 (39). - Екатеринбург, 2013. - С. 12-15 5. Гатиатуллина Э. Р., Орлов А. Н. Маргинализация как социальный феномен в контексте современных глобализационных процессов // Вестник Московского университета им. С. Ю. Витте. Серия 1: Экономика и управление.

2013. - № 4. [Электронный ресурс]. URL:- http://www. muiv. ru/vestnik/pdf/eu/eu_2013_4_63_68.pdf 6. Тхагапсоев Х. Г., Гатиатуллина Э. Р. Идентичность: к проблемам методологии // Научная мысль Кавказа. Северо-Кавказский научный центр высшей школы ЮФУ. Вып. № 4 (64). - Ростов-на-Дону, 2010. - С. 16-23 Рецензии: 12.11.2015, 11:22 Рецензия : Адибекян Оганес Александрович. Статья посвящена рассмотрению фактора привязанности, любви людей, социальных групп к месту своего проживания, территории расположенности своих предков, к местам их захоронений. Привязывают и природа, климатический фактор, природные ресурсы, характер труда.

Любовь к привычной земле предстат как сплачивающий людей фактор ("землячество") в добавление ко множеству других, где национальность, специальность, состав знакомых и друзей и др. Эта привязанность может заиметь политическое содержание, стать партиотическим фактором. Все, что написано, интересно, адресовано тем, кто мало это представляет, а то и не учитывает. Статья достойна публикации. Но стоит кратко добавить, что кроме заинтерсовавшей "земляной идентификации" есть ее противоположности: эмиграция ради трудоустройства, выезд ради предпринимательства, переселение беженцев, выселение из государства, выезды из-за страха перед юридическим преследованием. Тогда подход не предстанет односторонним.

12.11.2015, 23:37 Рецензия : Статья написана на актуальную тему. Выстроена логично, стройно, соблюдением всех требований, предъявляемым к научным статьям. Видна большая работа научного руководителя. Обладает несомненной научной новизной.

рекомендуется к публикации. 11.12.2015, 14:28 Рецензия : Проблема идентичности представляет собой очень важный круг вопросов, носящих междисциплинарный характер. Интерес к данной проблеме проявляется со стороны философии, психологии, культурологии, и практически всего спектра общественно-гуманитарного знания. Авторам удалось раскрыть проблему с точки зрения современных регионалистских подходов.

Несколько спорен авторский подход по поводу причин и последствий геронтоморфности, но это является авторской позицией. Статья может быть рекомендована. Комментарии пользователей:

Комментариев: 0   Просмотров: 33
[rating]
[/rating]

Видео-бонус:

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Карта